«Дуэль как проявление нравственной сущности героя»



Городское казенное общеобразовательное учреждение - основная общеобразовательная школа №5 г. Красноуфимска Свердловской области


Реферат

по литературе на тему:

«Дуэль как проявление нравственной сути героя»

(на материале художественных произведений

российской литературы 19 века)


Выполнила:

Пяткова Ира

ученица 9 класса

Управляющий:

Козулина Наталья «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» Михайловна,

учитель российского языка и литературы,

высшая квалификационная категория


Красноуфимск, 2013 г.

Оглавление

Введение 4

Глава 1. Из истории дуэли в Рф 7

^ Глава 2. Дуэль в произведениях российской литературы 19века 14

2.1 Ироничное изображение дуэли в повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка «Дуэль как проявление нравственной сущности героя»» 14

2.2 Справедливая дуэль в романе М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени» 16

2.3 «Странная» дуэль в романе А.С.Пушкина «Евгений Онегин» 19

2.4. Дуэль в повести А.С. Пушкина “Выстрел ” 21

^ Глава 3. Современное отношение «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» к дуэли 24

Заключение 30

Перечень информационных источников 31

Приложение №1 Писатели-дуэлянты в российской литературе 32

Приложение №2 Главный российский бретер - Ф.И.Толстой 45

Приложение №3 Словарь определений 50

Приложение №4 Общие положения проведения дуэли 53



Введение
В наши деньки неувязка нравственности очень «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» животрепещуща, так как нравственность – это принятие на себя ответственности за свои поступки. К огорчению, на данный момент эту ответственность не достаточно кто берёт на себя, в большинстве случаев её перекладывают «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» «на чужие плечи», запамятывая о существовании всяких моральных ценностей.

Актуализирует рассматриваемую тему противоречивая ситуация в нашем обществе, о которой точно произнес правовед Лазарев В.В.: «Сегодня многие в Рф сходятся на том, что с честью «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» и достоинством у наших людей, с самых низов и до самых верхов, мягко скажем – препядствия. Если мы признаём, что право на честь и право на достоинство закреплены конституцией, а в действительности «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», нет ни того ни другого, возникает неувязка, как сделать так, чтоб граждане и власть имущие этими ценностями располагали». Наверняка, тема плюсы заполучила особенное нравственное звучание ввиду кризиса духовности в нашей стране, в «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» связи с обострившимися противоречиями меж правовыми и моральными регуляторами [1, с. 2].

«Трудно отыскать иную тему, к которой проявлялось настолько безосновательное пренебрежение. Не поэтому ли многие россияне запамятывают о своём достоинстве, безмолвствуют, терпят повсевременно «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» повторяющиеся безосновательные унижения, оскорбления со стороны лиц, которые сами лишены людского плюсы. Разве человек, позволяющий для себя оскорблять другого, не является лишённым плюсы?» [1, с. 3].

Представления об отстаивании собственного добросовестного имени либо имени дорогого «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» для тебя человека у современной молодёжи размыты либо отсутствуют совершенно.

Естественно, в наш век дуэли не приняты, но иметь представление о нравственном и аморальном поступке нужно каждому представителю подрастающего «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» поколения. В качестве нравственных ценностей у всех народов почитаются честность, верность, почтение к старшим, трудолюбие, патриотизм. И хотя в жизни люди далековато не всегда проявляют подобные свойства, но ценятся они людьми высоко, а «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» те, кто ими обладает, пользуются почтением.

Российское дворянство органично поглотило идею чести. Дворянин «из человека с оружием» перевоплотился «в человека чести». Дворянин, лишившийся чести, в очах общества становился изгоем в государстве. Если «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» честь игралась настолько огромное значение в жизни дворянства, то пригодился и серьёзный инструмент для её восстановления. Таким инвентарем явилась дуэль.

Российская традиционная литература, выполняющая воспитательную функцию, прививающая читателю морально-нравственное представление о достойном «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» поведении в обществе, в качестве 1-го из средств раскрытия нрава героев использовала дуэль. Потому классики российской литературы испытывали собственных основных героях дуэлью.

^ Тема: «Дуэль как проявление нравственной сути героя» (на материале художественных произведений «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» российской литературы 19 века).

Объект: российская художественная литература 19 века.

Предмет: дуэль как проявление нравственной сути героя.

^ Цель: разглядеть дуэль как проявление нравственной сути героя.

Задачки:

  1. Разглядеть роль, судьбу дуэли в Рф «Дуэль как проявление нравственной сущности героя».

  2. Проанализировать избранные произведения по этой теме исходя из убеждений использования создателями сцен дуэли для свойства собственных героев.

  3. Провести социологическое анкетирование и выявить отношение опрашиваемых к дуэли и защите чести.

  4. Создать методическое «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» пособие по этой теме в форме презентации и брошюры.

Способы исследования: анализ художественных произведений, социологическое анкетирование, математическая обработка данных, обобщение
^ Глава 1. Из истории дуэли в Рф
История российской дуэли XIX веков – это история человечьих «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» трагедий, мучительных смертей, больших порывов и нравственных падений. И все это разнообразное и колоритное явление было результатом сокрушительного психического перелома – перехода от Столичной Руси к петербургской Рф.

Тяжело представить для себя быт «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» и характеры Рф 2-ух предреволюционных веков без такового явления, как дуэль. В этом явлении отразились соответствующие черты нормативного поведения тогдашнего российского общества, дворянско-чиновничьей среды.

Дуэль имеет свою историю. Ее истоки «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» ищут в рыцарских турнирах, обычных для евро средневековья. Тогда рыцари затевали поединки ради демонстрации мужества и силы - и, обычно, во имя «Прекрасной Дамы». Противники большей частью не испытывали друг к другу никакой «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» вражды, не достаточно того: они были бы незнакомы меж собой и выступать инкогнито, в масках. Фаворита увенчивали заслугой.

Со временем рыцарство утратило собственный авторитет, но обычай открытого поединка сохранился - хотя функция его поменялась «Дуэль как проявление нравственной сущности героя». В XVII-XVIII вв. уже не требовалось совершать подвиги с именованием Дианы либо Лауры на устах, зато появилась потребность, как мы бы сейчас произнесли, выяснять дела, связанные с понятиями чести, плюсы, благородства «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», провоцируемые к тому же спором, ссорой, обоюдной неприязнью. Из Европы дуэль перебежала в Россию, для российского XVIII века дуэлянт (тогда гласили «дуэлист») - уже довольно симптоматичная фигура. За французским «заимствованием» тянулся кровавый след «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», что вызвало беспокойство властей. Петр I категорически воспретил поединки и повелел их участников «смертию казнить и оных манатки описывать». Позже Екатерина II подтвердила запрет Петра, и позже ситуация не перетерпела конфигураций. Правитель Николай «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» 1 высказался по поводу дуэли последующим образом: «Я терпеть не могу дуэль. Это варварство. На мой взор, в ней нет ничего рыцарского. Барон Веллингтон уничтожил её в британской армии и отлично «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» сделал». Гневным противником дуэлей был французский правитель Наполеон Бонопарт, который считал, что «никто не имеет право рисковать собственной жизнью ссоры ради, потому что жизнь каждого гражданина принадлежит отечеству, дуэлист – нехороший солдат».

В XIX «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» веке смертная казнь дуэлянтам не грозила, но офицер мог поплатиться разжалованием в бойцы и ссылкой на Кавказ, в зону боевых действий - наказание довольно грозное. Все же, россияне «стрелялись» и в столице, и в «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» провинции, и тяжело указать на случай отказа от дуэли из-за официального запрета. С другой стороны, восприятие и оценка явления были разноплановыми, звучные «за» и резкие «против» чем далее, тем почаще смешивались «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», переплетались. Официальный запрет сопровождался и противодействием, и поддержкой публичного представления. Дворянские поединки были одним из принципиальных частей новейшей – петербургской – культуры поведения, вне зависимости от того, в каком конце империи они происходили. С дуэльной «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» традицией неразрывно связано и такое ключевое для петербургского периода нашей истории понятие как честь, без исследования которого мы не сможем осознать историю возмужания, недлинного подъема и тяжкого поражения российского дворянства.

В истории «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» дуэли раскрывается иронию пути российского дворянина от государева раба, к человеку, «взыскующему свободы и готовому платить жизнью за неприкосновенность собственного личного плюсы, как он осознавал его на высоком взлете петербургского периода – в «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» пушкинские времена». Российская дуэль была жесточе и смертоноснее европейской. И не поэтому, что французский журналист либо австро-венгерский офицер обладали наименьшей личной храбростью, чем русский дворянин. Никак нет. И «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» не поэтому, что ценность людской жизни представлялась тут наименьшей, чем в Европе. Наша родина, вырвавшаяся из феодальных представлений одним скачком, а не прошедшая естественный многолетний путь, обладала совсем другой культурой регуляции человечьих «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» отношений. Тут восприятие дуэли как судебного поединка, а не как ритуального снятия бесчестия, оставалось еще острее. Отсюда и шла беспощадность дуэльных критерий – и не только лишь у гвардейских бретеров (необоснованно безжалостных), а и «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» у людей зрелых и рассудительных, что одолеть должен правый. Многие считали, что не надо мешать высокому правосудию искусственными помехами.

Тогда же, вместе с прохладным орудием, стали использовать пистолеты; это еще больше упростило ход действия «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», но принудило твердо найти правила поединка: так сложился дуэльный кодекс.

Сначала, дуэль есть единоборство меж 2-мя лицами по взаимному их соглашению, с смертоносным орудием, при заблаговременно определенных критериях и в присутствии «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» очевидцев с обеих сторон. Причина ее – вызов 1-го лица другим за нанесенное оскорбление.

Цель дуэли – получение силою орудия ублажения за оскорбление. Оскорбленный дерется, чтоб получить ублажение; оскорбитель – чтоб дать ублажение. Если «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» единоборству не предшествовало подготовительного соглашения в критериях и если оно вышло не в присутствии очевидцев, то оно не дуэль и не признается ею ни публичным воззрением, ни законами. Предел, когда конкретно «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» известные деяния теряют нрав обычного, неважного, и становятся оскорблениями, вообщем тяжело определим и находится единственно зависимо от степени обидчивости того лица, на которого эти деяния были обращены. Исходя из этого различают три рода «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» оскорблений.

1) ^ Оскорбление легкое. Невежливость не есть оскорбление. Кто был оскорблен за оказанную другому невежливость, тот считается всегда оскорбленным. Если за легкое оскорбление будет отвечено тоже оскорблением легким, то все-же опять затронутый остается оскорбленным «Дуэль как проявление нравственной сущности героя».

^ 2) Оскорбление обруганием. Оно может быть вызвано как произнесением бранных слов, так и обвинением в зазорных качествах. Кто за легкое оскорбление был обруган, тот считается оскорбленным. Если обруганный ответит обруганием же, то все «Дуэль как проявление нравственной сущности героя»-же он будет считаться оскорбленным.

3) ^ Оскорбление ударом. Под ударом предполагается всякое намеренное прикосновение. Кто за обругание был побит, тот считается оскорбленным. Если после получения удара будет оплачено этим же, то «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» все-же побитый остается оскорбленным. Последний не становиться ответственным за то, что он, будучи взбешен приобретенным ударом и не помня себя, воздал равным за равное. Это правило не поменялось бы и в «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» этом случае, если 2-ой удар был бы посильнее первого либо имел последствием поранение. К оскорблению ударом заурядно приравнивают и те оскорбления, которые угрожают убить любым образом нравственно человека, как-то: обольщение супруги либо «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» дочери, несправедливое обвинение в шулерстве, обмане либо воровстве [2].

Дуэль, ставшая страстью, породила тип бретера - человека, щеголявшего собственной готовностью и способностью драться где бы то ни было и с кем бы «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» то ни было. Риск у бретера носил показной нрав, а убийство противника входило в его расчеты. Бретерство оценивали по-разному. Одни лицезрели в нем наибольшее проявление дуэльной традиции, другие - смесь позерства и беспощадности.

Во «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» 2-ой половине XIX веке, с возникновением в культурной сфере разночинца- радикала, отвергавшего нормы, установки дворянской морали, престиж дуэли приметно снижается. Миниатюризируется их число, редкостью становится смертельный финал. До этого дуэлянтов разводили на 25-30 шагов «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», а расстояние меж "барьерами" (условно обозначенными брошенной наземь шинелью либо просто чертой) не превышало 10-12 шагов, т.е. противники имели право идти навстречу друг дружке и стрелять или на ходу, или, дойдя «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» до "барьера"; в случае ранения дуэлянт мог востребовать "к барьеру" собственного противника - за раненым сохранялась возможность ответного выстрела. Гибелью заканчивались не 10-ки, а сотки дуэлей. В конце же XIX века «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» "барьеры" устанавливались на расстоянии 20-30 шагов, а начальная дистанция равнялась 40-50 шагам; результативность стрельбы, ясно же, понизилась. А главное - поединок перестает быть мерилом чести, его почаще расценивают как дань или условностям, или предрассудкам. Не считая того «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», появляются публичные движения (народовольчество, эсеры), вводящие в свою программку террор; волна террористических актов оттеснила на 2-ой, на 3-ий план дуэльные действия.

Дуэль во всем обилии собственных проявлений запечатлена в российской «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» литературе XIX - начала XX веков, от Бестужева-Марлинского и Пушкина до Чехова и Куприна. Писатели сосредотачивают свое внимание на психологии дуэлянта, на его преддуэльных размышлениях и переживаниях, на его состоянии и поведении во время поединка «Дуэль как проявление нравственной сущности героя»; художественные свойства значительно дополняют документальное познание.

В 1791 году литератор Н. И. Страхов выпустил «Переписку Моды», очень напоминающую крыловскую «Почту духов». В нравоописательной этой переписке большое место уделено дуэлям. Сначала книжки «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» воспроизводится «Просьба фейхтмейстеров к Моде»: «Назад пару лет с достойною славой преподавали мы науку колоть и резать, и были 1-ые, которые ввели в употребление резаться и смертоубийствовать. Слава наша длительно гремела «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» и валютная река беспрерывно лилась в кармашки наши. Но вдруг некое могущественное божество, известное под именованием здравого смысла, вопреки твоим велениям совершенно выгнало нас из службы щегольского света. Чего ради мы, гонимые «Дуэль как проявление нравственной сущности героя», разоренные и презираемые фейхтмейстеры, прибегли к твоей помощи и просим милостивого защищения».

Наблюдательный и ознакомленный современник утверждает, что расцвет деятельности учителей фехтования пришелся на предыдущее десятилетие – восьмидесятые годы. Восьмидесятые годы – время «Жалованной грамоты», закрепившей личные «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» права дворянства, отбитые у власти в быстром напоре дворцовых переворотов. С другой же стороны, восьмидесятые годы – время конечной стабилизации военно-бюрократической империи, введение режима наместников, обладавших всей полнотой власти на местах и «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» ответственных только перед императрицей, когда жаждущий деятельности дворянский авангард оказался агрессивно включен в улучшенную муниципальную структуру и совсем лишен сколько-либо самостоятельной роли. Через 20 страничек после «Просьбы фейхтмейстеров» создатель расположил «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» письмо «От Дуэлей к Моде»: «Государыня моя! Я чаю, вы достаточно памятуете, сколько много мы утончали и усовершенствовали поступки подчиненного вам щегольского света. Бывало в собраниях, под опасением перерезания гортани, все следили «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» строжайшее учтивство. Но этого еще не достаточно! Бывало, посидишь хоть часок в гостях, того и гляди, что за тобою ничего не ведавши, поутру мальчишка бряк на дворе с письмом, в каком «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» тот, кого один раз отроду увидел и чуть в лицо помнишь, ругает тебя наповал и во всю ивановскую, да еще сулит пощечины и палочные удары, так что хоть не рад, да готов будешь резаться «Дуэль как проявление нравственной сущности героя». Бывало взор, вид, осанка, безумышленное движение грозили смертию и кровопролитием. Одним словом, внедавне все слова вешались на золотники, все шаги мерялись линиями, а поклоны футами. Бывало хоть немножко кто-нибудь по нечаянности «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» зацепит шпагою и шляпою, повредит ли на голове волосочек, погнет ли на плече сукно, так милости просим в поле. Хворающий зубами даст ли ответ вполголоса, насморк ли имеющий произнесет ли «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» чего-нибудть в нос, ни за что не глядят!.. Того и гляди, что шпага!.. Также глух ли кто, близорук ли, но когда, боже сохрани, он не ответствовал либо недовидел поклона. Тотчас шпаги в «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» руки, шапки на голову, ну и пошла трескотня да рубка!» Через сатирическое преувеличение тут явственно проступает серьезность мотивов происходившего: поднявшееся одним скачком на новый уровень наружного и внутреннего раскрепощения дворянство производило настолько варварским образом «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» новейшую систему отношений – систему, в какой основным мерилом всего становилось понятие чести и личного плюсы. Но отсутствие разработанной «идеологии чести» приводило к тому, что поединок представлялся универсальным средством для решения всех бытовых «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» заморочек, от самоутверждения до обогащения. Нехорошие варианты дуэли изображены у Пушкина в повести «Выстрел», в романе «Евгений Онегин». Но всё же дуэль – восстановление чести, снятие с обиженного человека зазорного «Дуэль как проявление нравственной сущности героя» пятна, нанесённого оскорблением, раскрытие нравов дуэлянтов.




drugie-vidi-vnutrennih-vod-rossii.html
drugie-vliyaniya-v-epizodah-kontakta-5-glava.html
drugie-voprosi-v-oblasti-kulturi-kinematografii-resheniya-tuzhinskoj-rajonnoj-dumi.html